Инфо        10 апреля 2018        42         0

Биография Антонио Гауди, знаменитый архитектор.

Сумасшедший и гений (Биография Антонио Гауди, архитектор)

Дом Ла ПедрераСреди изобретений Гауди – безопорная система перекрытий, позволяющая изгибать и искривлять стены наподобие природных форм, параболические бетонные арки, цепной свод. Его дома меняют цвет в зависимости от освещения (дом «Батло»), напоминают «смятые штормовые волны» (так охарактеризовал Сальвадор Дали дом «Каменоломню», в то время как сами барселонцы как только не называли это чудо архитектурного гения: «железнодорожная катастрофа», «жертва землетрясения», «питомник змей», «осиное гнездо»).
Главное творение архитектора – собор Святого семейства, Саграда да Фамилиа – пересказанный в камне и бетоне Новый завет со сложной системой символики и визуальными объяснениями тайн веры. Гауди говорил: «Это будет подобно лесу. Мягкий свет будет литься через оконные проемы, находящиеся на различной высоте, вам покажется, что это светят звезды». Здание проектировалось с расчетом на то, чтоб колокола звучали грандиозным органом, а ветер – хором. Персонажи фасада выполнены с реальных прототипов: Иисус – внук рабочего, Иуда – страж-алкоголик, Понтий Пилат – козопас, а царь Давид – штукатур, ослика одолжил местный старьевщик. Завершение грандиозного строительства на сегодня не известно и намечается на восьмидесятые годы нашего века.

Барселонский бунтарь
Дом БатлоМы мало что знаем о личности Гауди. Считается, что он был необщителен, замкнут, невыносим в работе и жесток, не признавал роскоши и вкладывал заработанное в дальнейшее строительство. Записей архитектор после себя не оставил. На самом же деле Гауди легко сходился с людьми и находил преданных друзей, восхищавшихся его талантом. Остались лишь устные легенды, записанные его первыми биографами. Разные эксцентричные истории породили образ одинокого гения, отшельника, сумасшедшего и эксцентрика. Один из распространенных мифов гласит, что Гауди двадцать лет прожил в подвале строящегося собора, тогда как на самом деле он там ночевал лишь в последние шесть месяцев своей жизни. Мало кто помнит, что в начале своей карьеры Гауди приобрел в Барселоне репутацию привередливого, наманикюренного щеголя, признающего только самое лучшее. Он слыл любителем лайковых перчаток и черных шелковых цилиндров, этот странный рыжеволосый молодой человек с пронзительными голубыми глазами. Сплетни об архитекторе множил скандальный учитель и в одно время коллега Гауди – Доменечаи-Мун-Танера. Точно известно об архитекторе только одно – он был фантастически работоспособным творцом и импровизатором, часто менявшим проекты прямо на стройплощадках. Тяжелый характер Антонио сложился под воздействием жизненных обстоятельств: с детства мальчика донимали ревматические боли в ногах, он мало гулял и преимущественно сидел дома. Резкие перемены настроения, депрессии, вспышки гнева и периоды рассеянности – стало результатом тяжелого недуга, а никак не скверного характера. Также как и перемены во внешности – к пятидесяти он ходил в бесформенном костюме и туфлях, сделанных на заказ – из корней кабачка; соблюдал все посты, а его рацион составляли сырые овощи, оливковое масло, орехи, мед с хлебом и родниковая вода.

Живопись в камне
Собор Саграда де ФамилияОкончив школу в родном городе Реусе, Гауди переехал в Барселону. Много рисуя еще со школьных лет, он все же воспринимал живопись в качестве попутного ремесла. Антонио манила архитектура – «живопись в камне». «Я сын, внук и правнук котельщика. Мой отец был кузнецом, и мой дед был кузнецом. Со стороны матери тоже были кузнецы: один ее дед бондарь, другой моряк – а это тоже люди пространства и расположения», – объяснял Гауди свое поразительное умение мыслить и чувствовать в трех измерениях.
В возрасте двадцати двух лет Гауди успешно сдал экзамены в Высшую школу архитектуры – заведение нового типа, где в студиях учителя работали одновременно с учениками, часто выполняя реальные заказы. Учениками посещались строительные площадки. В двадцать шесть лет Гауди получил диплом архитектора с напутствием ректора о том, что собственное мнение следует иногда держать при себе. Этого правила Гауди никогда не придерживался и не шел на компромиссы.
На претензии Антонио отвечал отказом от строительства. «Хотите, чтобы у вас работал Гауди – доверяйте моей интуиции». Обладая ярким талантом убеждения, архитектор часто не мог дать внятных объяснений собственным идеям.

От гвоздя до дома
Собор Саграда де ФамилияНекоторые из своих первых работ Гауди делал для самого себя: визитные карточки, инструменты для своего ремесла. Работал чертежником и изучал различные ремесла в мастерской Пунти, проектировал даже мебель собственного дома.
Антонио везло с наставниками и богатыми заказчиками. Так, с архитектором Жоаном Марторелем он познакомился в гостиной Гуэля – богатого владельца текстильных фабрик. Поговаривают, что благодаря этому знакомству Гауди получил свой первый официальный заказ на фонарные столбы, украшающие Пласа Рейяль. Это заказ закончился скандалом: двадцатишестилетний архитектор, по мнению муниципалитета, запросил за свою работу слишком высокую цену. И этот первый муниципальный заказ стал последним. В студенческие годы Гауди познакомился с Салвадором Пагесом – директором одного из первых кооперативов Испании.
озднее, планируя расширение, Пагес попросил Антонио и его друга Эмилио Кабасеса сделать проект общежития для рабочих, цеха отбеливания и логотипа компании. Этот заказ пришелся ко времени. Сегодня профессия архитектора вызывает уважение, но в те далекие годы она была синонимом ремесленничества и не предполагала финансовой стабильности. Также во время студенчества Гауди, один из самых богатых жителей Барселоны Мануэль Висенс Монтанер избрал кандидатуру Антонио для создания проекта летнего дома и спустя пять лет ожиданий утвердил заказ архитектору.
Поговаривали, что заказчик едва не разорился, оплачивая расходы по строительству этого дома. Архитектора впервые захватили поиски подходящих средств, которые могли бы обеспечить оптимальную вентиляцию и увлажнение воздуха при помощи им же разработанных световых и воздушных фильтров. В полуподвале дома – кухня и хозяйственные помещения. На первом этаже – холл, столовая, терраса и курительная комната в восточном стиле. На верхнем этаже – две спальни. Все детали этого дома архитектор продумывал лично – начиная от раздвижных дверей, исчезающих в глубине стен, до остроумно придуманных замков к шкафам.

Друг и меценат
Дом Ла ПедрераГауди посчастливилось познакомиться с графом Эусебио Гуэлем – меценатом, эстетом и финансовым покровителем, разделившим взгляды архитектора. Позднее, заказчиком парка Гуэль – убежища от индустриальных ужасов ХХ века. Территорию предполагалось разделить на 60 частей под дома для состоятельных горожан, но проданы были лишь два участка, причем одним из покупателей стал сам Гауди.
Первым заказом Гуэля стал дом «с красивыми формами», втиснутый в безнадежно узкое пространство (18х22 метра). За серым мраморным фасадом особняка – роскошные интерьеры. Сметы владелец подписывал не глядя: в отделке архитектор использовал черное дерево, черепаховый панцирь, палисандр, слоновую кость, эвкалипт, бук, резные потолки украшал накладными листьями из золота и серебра. В этом доме Гауди впервые превратил крышу в «сад стоящих камней». Среди 127 колонн этого дома нет ни одного повтора. В центре особняка расположен зал, возвышающийся до мансардного этажа. Этот зал освещается благодаря многочисленным отверстиям, напоминая купол звездного неба.
Газетные критики откликнулись весьма неоднозначно: «прекрасно», «какой-то Вавилон», «само изящество», «безудержная роскошь».

«Дом Батло»
Архитектор: Антонио ГаудиО каждом проекте Гауди можно писать долго и с наслаждением. Хочется более подробно рассказать о «доме Батло» перестройке здания довольно скромных размеров. Сальвадор Дали восторгался «мягкими дверьми из телячьей кожи» этого дома.
Вошедший оказывается рядом с лестницей, ведущей на основной этаж к квартире домовладельцев. Между двумя лестницами в центре внутреннего дворика расположена шахта лифта, освещающегося через стеклянную крышу на параболических арках. Вентиляционные отверстия устроены по принципу каминных дымоходов.
Вестибюль второго этажа освещается двумя потолочными окнами. А в самой квартире форма стен и потолков сконструирована в расчете на единство разновеликого пространства, перетекающего из одного помещения в другое: расположенная в нише около входа в квартиру прихожая с камином, выложенным темной огнеупорной керамической плиткой, переходит в гостиную. В этой квартире нет комнат в прямом понимании.
Подобные же принципы организации пространства были применены архитектором в «доме Мила» с выпуклыми стенами и разноцветными витражами. В этом доме была продумана каждая деталь, вплоть до латунных ручек в форме кулака. Во внутреннем пространстве преобладают морские мотивы. То тут, то там можно наткнуться на изображения морских обитателей. На каждом этаже шестиэтажного здания – по восемь квартир.
Особенность этой постройки – конструкция из несущих опорных колонн, позволившая располагать комнаты по прихоти архитектора. Газеты бурно обсуждали это сооружение, и оценивших его по достоинству среди них было не много.
Гауди пытаются вписать в рамки модерна, однако он упрямо в них не укладывается. Этот архитектор создал свой собственный стиль, сформировавшийся параллельно с модерном, он был связан с ним, но жил по собственным правилам и законам. На протяжении жизни Гауди реализовал 18 проектов, большинство которых расположены в Барселоне. На выпускном экзамене один из профессоров сказал: «Гауди либо сумасшедший, либо гений». С тех пор эти два слова чаще всего встречаются в характеристиках архитектора и его творений.

Источник: Перепланировка квартир

© 2018, . Все права защищены.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Captcha Captcha Reload